Художественная мастерская Арт-холст
+380506403802


О нас
Репродукции
 Художники
 Дарья Звекова
Фото на холсте
Мультипанели
Стань художником
Instagram на холсте
Старинные карты
Гравюры
Вся Одесса
Постеры
Эзотерические картины
Акции
Иконы
Статьи
  Технология производства репродукций
  Наш багет
  Мозаика, роспись стен, авторская мебель наших художников
  Наш новый продукт-мультипанельные художественные панно
  100 великих картин (Часть 1)
  100 великих картин (Часть 2)
  Старые фотографии
  Янтры и их значение
  Густав Климт
  Иконостас. Храм с. Мирное
  Эффект Брюллова
  Врубель и Лермонтов
  Пробуждение леса
  Музеи online
  Найдена картина Айвазовского
  Поль Гоген в "Луне и гроше" С. Моэма
  Самые дорогие картины мира
  Крупнейшие кражи шедевров живописи
  Украдена картина Дали
  Фрески в интерьере
Вопрос-Ответ
Ссылки
Книга отзывов
Контакты

RSS рассылка

Мы в twitter

 

Коровин Константин

23 ноября (5 декабря) 1861, Москва - 11 сентября 1939, Париж

История его души...

... "Надо сказать одно слово: Шаляпин,- писал Константин Коровин, - и это  все".

Протокол не заменит картины или песни. Титул не  скроет отсутствия таланта. Посредственность, написавшая на своем знамени лозунги здравого смысла, забывает указать, что это здравый смысл мещанина, а не сражающегося за обновление жизни человека.

Жизнь  порой неразборчива, но в конце концов строга. Теперь мы говорим: Константин Коровин - это все. Это прекрасная живопись. Истлели все писания журналистов, где его именовали то декадентом, то упадочником, то правым, то левым, то слишком маститым... Картины его живут, говорят с нами сочно, взволнованно, радуя-возвращая из обыденного состояния в необычное, человеческое.

"Только искусство делает из человека человека."

Какую ответственность за свой талант и творчество мог чувствовать человек, сказавший эти слова. И как он мог жить. А он так и жил - бессребренником - "продаю за гроши". И одеяло примерзло к телу, и за долги гнали из квартиры. Мотался по гостиницам. Долго жил неустроенно, но всегда честно.

"... Ты знаешь, что я не могу ни лгать, ни притворяться... иначе я бы не был Коровин". Слышите: как спокойно уверенное осознание своего достоинства. И мы снова возвращаемся к уже сказанному: Коровин - и это все. Не только талант, но позиция  в жизни - раз и навсегда избранная. Талант, соединенный с позицией, составляет личность незаурядную, рождает живопись, которую человечество бережно собирает и хранит веками, передавая из поколения  в поколение. А разве личности не противостоит  некто совершенно заурядный, глядящий на людей с подозрением и откапывающий в них прежде всего гаденькое?

"А я думал, что черта нет, а оказывается есть: черт есть непонимание".

Человек живет не только в историии, а и в свое время. И он раним.

Разве не писал Коровин в конце прошлого века: "Я сейчас маленький осколок нашей художественной жизни, никому не нужный..." Вынудили так написать. И лечился  он после  нервных срывов в больнице. А от воя и оскорблений  спасался в своей мастерской. Или на даче. Был в его жизни светлый период, когда было ему где спрятаться, дать волю своему веселому нраву и вволю половить рыбу.  А был он знаменитый рыбалов. А.П.Чехов с гордостью писал: "Преподнес мне особый способ рыбной ловли".

На  похвалу Коровин откликался простодушно, чистосердечно. В 1918 году его картины смотрели крестьяне: "Ох, ты! Во хорошо! Ах, живая"... Оценки эти художнику нравились.

Он ведь, по сути своей, был человек чрезвычайно артистичный и веселый, - "артист, богема, романтик". Невероятно обаятельный. Остроумный. Замечательный рассказчик, да и писатель талантливый. И внешне был красив, вспоминают его очаровательную улыбку. И называл его "Веселым корабельщиком".

Мы останавливаемся у картин и говорим: как красиво. Нам объясняют: цвет, свет, художник - великолепный колорист. А вот что говорит сам великолепный  колорист, чья свобода живописной манеры широко извеестна: "сама красота зависит от правды в живописи." кто после этого скажет, что Коровин непоследователен?

"Окно открыть,- я слышу трепет и шум листьев. Какой главный шум? Как добро проснулось в душе..." К правде идешь от добра. Добро просыпается, тогда он в состояниипонять "дыхание природы". В его пейзажах вечное движение природы, ее нетерпеливость и долгое терпение. Природа у художника будто быпроста, легко объяснима, но как она чувтствует, как порывисто и нежно дышит. Оттого и называют пейзажи Коровина пейзажами настроения.

Если бы мы собрали все их в одном зале - перед нами была бы "история души" природы. И его, Коровина, не так ли? Разве у его картин не ощущаешь мощный отклик в душе своей? Вот непокорный "Ветер" - все смятение, все ходуном: зеленые массы деревьев, свет, небо...

В детстве напитавшийся сказками и сказаниями, легендами и былями, узнанными от нянюшек, изображавший себя сказочным героем, пишет он картины вольно, размашисто, картины его  дышат свободой и независимостью, закальны. И к тому же думаешь всегда: не таится ли в них некая неназойливая и не требующая моментального ответа загадка?

Природа величественна и сказочна. Как надвигается "Мурманский берег", как фантасмагорично северное сияние ("Гаммерфест. Северное сияние") - светлые "столпы" воздвигаются. Падают складки плаща великана, шагающего по небу, потоки света обрушиваются на рыбацкий поселок и преобразуют его в былинный город.

Женщина и природа - особая тема в творчестве Коровина. Это тема искренней любви к жизни. Как будто именно женщину прежде всего производил он от природы, намекая на сродственную тайну той и другой. Ведь и женщина абсолютно проста и понятна и совершенно необъяснима. Женщина у Коровина не дополнение к пейзажу, но явление - символ. Он останавливает ее грани природы и дома, где она и существует, не раздваиваясь, едино и уверенно. Чаще всего рисует художник женщину на террасе. Это и испанки ("У балкона"), которых обнимает свет, проникающий сквозь жалюзи и высветляющий плещущиеся краски ковра. И "Белые ночи", где две грациозные женщины в белых платьях смотрят в окно, где миражно светится белая ночь. Природа входит и в комнату - цветами. Элегическое, поэтическое настроение белой ночи.

К этой серии картин отнести бы и портрет Т.С.Любатович, но это уже портрет. Портрет праздника. Сияет добром и лаской лицо. Расцветает платье. Портреты работы Коровина -  неспокойны. Передают острое впечатление художника от сиюминутного состояния человека. Люди находятся в движении своего внутреннего мира, состояние их переменчиво.

Мы навсегда запоминаем грустные глаза певца Анджело Мазини или исполненный страстной силы взгляд певицы Оолюд Отон. Мы улыбаемся в ответ грузному, широколицему Н.Д.Чичагову, не зная, что человек этот с трудом ходил. Но тем не менее мы чувствуем, что он был душей компании и слыл  балагуром и весельчаком. Узнав о его недугах, присматриваемся к почти хохочущему лицу и  видим: легкость позы, рассвет улыбки - в известной степени и кажущиеся, существует в портрете напряжение.

И старый друг, Федор Шаляпин, с кем столько перешучено и поработано здесь, в портретной галерее Коровина. Он на веранде в "движущейся" вольной позе, артистичен, элегантно небрежен, стремителен, а в совокупности  являет красивую силу творческого человека.

И в портретах продолжает Коровин вдохновенно разрабатывать цвет, отыскивая невероятное множество оттенков. Он углубляется в цвет, словно перевоплощаясь, прикидывая, каким еще определенный  цвет может показаться. Как-то приводил художник свой разговор с Шаляпиным после оперы "Борис Годунов".

"Я ему сказал на сцене: "Ну, ты сегодня был удивителен!". "Знаешь, Константин, - сказал он, - я сошел с ума: я думал сегодня, что я настоящий Борис". И Коровин "сходил с ума" у мольберта.

Его называли понимателем. Вот он полулежит на диване, изображенный своим другом Серовым (их даже называли так: Коров и Серовин) - лениво, играючи, лицо приветливое, даже  снисходительное. Поза вольная, но эта поза воли и рабочей страсти. Как вскинется, как подойдет и к мольберту, и ... Портрет таланта создал Серов.

Коровин говорил: "Как я еще не умею работать!" А сколько им наработано!  Пейзажи, портреты, панно, иллюстрации, фресковые росписи.

Создал много великолепных театральных декораций - "праздник глаза и поэзию". Преподавал и был "кумиром молодежи".

...Я болен. Я старик. Я художник. Об этои кричат его нежалующиеся, но "скорбные" письма. Предчувствие его сбывается: так не хотелось уезжать за границу. Но врачи сказали, что его тяжелобольному сыну помогут только там. Ради денег,  на кабальных условиях втягивается Коровин в поденщину и уже не может вырваться из клейкой паутины. Чужая страна, чужие люди. Даже если они говорят на русском языке. "Наш народ русский какие-то здесь неродные..." Они настоящие эмигранты, а он нет. Коровин не просто беден, он - нищий художник. В комнате - кровать  да стулья. Когда-то в юности встретил он на улице учителя своего, нищего художника Саврасова. Тот был в грязной рубахе, но ее воротник повязал красным бантом. Все же я - артист, - примерно так объяснял своему ученику Саврасов. Он хотел, чтобы окружающие знали: перед ними  нищий, но артист. И красный бант означал: артист - это честь, благородство, любовь. Вот и Коровин считал себя таким артистом. Художником России. О родине он никогда не зыбывал. Писал ее пейзажи. "по памяти".

"С великим счастьем вспоминаю Россию и своих друзей, и природу, и снег, и дождик, и небо серое и траву-ковыль...". Счастье-то великое, а тоска огромная. Они пытались делить эту тоску  со старым другом Федей Шаляпиным. Знаменитый, богатый, пытающийся удержать на лице маску веселья, тот все же признавался: "Тоже скитаюсь". И плакал. Кормил Коровина пельменями. Они пели и даже плясали. Но Коровина не оставляло тягостное впечатление, что он "неинтересный" Шаляпину, который побаивался наверняка, что гость в "невзрачной штанине" станет выклянчивать денег.

И все же Федор Шаляпин дорогой друг. Он снится Коровину и просит снять у него с груди камень. Художник пробует и не может. Утренние газеты сообщили: Шаляпин умер... Весть эта смертельно ранит Коровина.

Коровин лежит больной, и является к нему человек в черном сюртуке: "глаз у него такой острый и похож на ворона". Это он, тот, кто всю жизнь преследовал его - и особенно сейчас. Деловой человек, буржуа больно бьет художника за то, что последний "лучше других видит всю мелкую душонку их бытия". Бьет за видение, за саму жизнь - бескорыстную,радостную и откровенную. Уже сама такая жизнь - вызов людям выгоды и бесчестья.

"Я есть тот мальчик, которого всегда топят, а за что???"  Это напишет известный в прощлом весельчак, любимец публики, элегантный "Демон из Докучаева переулка" Коровин.
А за что? "...Не могу по-коммерчески подходить к жизни и продавать свой труд... а тут это главная наука".

Человек с вороньим глазом неторопливо набрасывает на Коровина петлю, но не вешает сразу, а затягивает петлю, вешает "постепенно", превращая жизнь в "сплошной кошмар". И все последние годы противостоял художник  этому кошмару, не находя в своей жизни ложных шагов и твердо знал: она была прожита "не для худа". Когда умирал одиг из "чистых, честных людей", один из его учителей, художник и подвижник Василий Поленов, он попросил жену повесить перед ним коровинский этюд - "Речку в Жуковке": "Я буду смотреть. А если умру, напиши ему в Париж поклон, скажи, что увидимся, может быть, опять на этой речке"...

"А я доброе имел спеть людям- песню о природе красоты..."

А  всегда ли делаем мы только любимое и доброе поем? Прислушаемся: слышна ли песня о добре и красоте с речки в Жуковке?..

В.Липатов

Картины художника на нашем сайте.